На просторах пятого океана планеты



05 июня 2020 года
Андрей Ильичев, студент Института экономики и права, рассказал о своем увлечении парашютным спортом и о том, почему люди стремятся в небо.

- Андрей, как Вы пришли в парашютный спорт?

 В первый раз я взял в руки парашют ещё во время учёбы в девятом классе, когда занимался военно-патриотической подготовкой. До прыжков дело тогда не дошло, но были подробно изучены тактико-технические характеристики и устройство парашютной системы Д-6 серии 4, запасного парашюта З-5, порядок их укладки. Полученные тогда знания я вместе с товарищами применял на соревнованиях по военной подготовке среди молодежи, там нужно было на скорость уложить указанный выше десантный парашют, при этом, само собой, так, чтобы на последующем проверочном раскрытии он открылся без отказов. Полученные тогда знания пригодились, когда я на втором курсе пришел в парашютную секцию Дома Творчества Детей и Юношества №2 г. Петрозаводска. Пройдя курс теоретической подготовки, в том числе по новому для себя типу парашюта, под руководством прекрасного человека и профессионального  инструктора Варлаковой Людмилы Васильевны, уже через несколько недель, сдав зачет, я поехал на свой первый прыжок.

- Расскажите о первых впечатлениях.

Это было 20 мая 2018 года. Прыгал во Всеволожском районе Ленинградской области. Стояла довольно теплая и солнечная погода, на аэродроме было полно таких же «перворазников», как и я. Из самолёта выходил в последнем  заходе, что позволило чуть дольше покататься и посмотреть на то, как прыгают другие. Некоторым помогал выпускающий . 

-У Вас было чувство страха?

 Он был особенно сильным за три дня до прыжка.  Затем, чем ближе было к самому событию, страх постепенно замещался интересом. По крайней мере, было такое ощущение. А сам прыжок прошел штатно.  При приземлении я осознал,  что я совершил свой первый в жизни прыжок.

- Сколько прыжков у Вас за плечами, есть ли самый запомнившийся?

 На настоящий момент, к моему великому сожалению, у меня лишь три прыжка и третий спортивный разряд по парашютному спорту. Была бы возможность – прыгал бы чаще, но в настоящее время в Карелии выполнение прыжков на круглых парашютах невозможно, потому что в секции отсутствует боевая матчасть, остались только парашюты ещё советского выпуска, которые давно выработали свой ресурс и сейчас служат в качестве учебных пособий при занятиях с курсантами. А для покупки современных круглых парашютов необходима спонсорская помощь, которой пока не было. А как было бы здорово, если бы наша молодежь имела возможность применять полученные у нас знания непосредственно здесь, в Республике, не выезжая в другие субъекты, на территории которых есть аэроклубы, располагающие боевыми парашютами. Курсантам приходится долго ждать первых прыжков, ведь довольно сложно свести возможности к поездке всех обучающихся, наличие подходящего транспорта и благоприятных метеоусловий в зоне совершения прыжков.

 - Какие ощущения испытываете и о чем успеваете подумать за 3 минуты полета? 

 Ощущение восторга. Как правило, высота 800 метров. Скорости выброски с самолёта Ан-2 — 140 км/ч. Скорость спуска под основным куполом около 5 м/с. Не могу сказать, что я прыгаю ради какой-то там дозы адреналина или острых ощущений. Для меня прыжки – это взаимодействие с авиационной техникой и воздушной средой. Помимо самих прыжков я очень люблю полёты на самолётах и вертолётах. К сожалению, лётная эксплуатация авиационной техники не стала моей профессией, но я очень рад, что это дело – моё любимое хобби.  Во время прыжка я  слушаю  тишину неба и дышу тем воздухом, который на высоте. Тишина возникает после раскрытия купола, когда самолёт уже улетел вперед и ты сидишь, кажется  неподвижно, разглядывая гладь земли, леса, поля, дороги, дома. Всё это где-то там внизу, внизу даже линия горизонта, она начинает подниматься лишь по снижению до высоты около ста метров. И вот находясь в подвесной системе парашюта на высоте, либо же в кабине самолёта или вертолёта, в голове держится четкая мысль: я дома, дома… дома.

- По статистике, парашютный спорт – один из самых безопасных экстремальных видов спорта. Согласны?

Если вспомнить, что изначально парашют проектировался нашим соотечественником Глебом Евгеньевичем Котельниковым как средство спасения, то есть как средство, обеспечивающее безопасность, то да, с такой формулировкой можно согласиться. Однако, нельзя забывать, что даже имея в своем распоряжении средство спасения – без определенных знаний и навыков – оно бесполезно. Небо не прощает отсутствия  навыков и умений.

- С опытом страх нивелируется?

Нет. Более того, если взять даже такой короткий интервал с точки зрения получения опыта прыжков, как интервал между первым и вторым прыжком – второй раз прыгать чаще всего страшнее, чем первый. Потому что уходит тот интерес, который сопровождает первый прыжок и вместе с тем приходит полное понимание происходящего. Более того, можно сказать, что людям, которые не боятся, даже и не место в небе, потому что на этом чувстве воспитываются такие качества, как дисциплина, требовательность к себе, внимательность. Это даже не страх в привычном понимании, а нормальное чувство самосохранения. 

- Как Ваша семья относится к Вашему увлечению?

Положительно, но родители очень переживают, в общем-то, это закономерно. Мама после первого прыжка, о последующих просила говорить уже по факту их совершения.

- А почему Вы решили стать помощником инструктора по парашютному спорту?

Признаться, я и не вспомню, с какого конкретно момента я стал заниматься этой деятельностью. Постепенно, при наборе новых групп, я стал помогать Людмиле Васильевне проводить занятия, сначала укладку парашютов, потом начитывать теорию, иногда заменяя инструктора, контролировать выполнение практических упражнений на тренажере, участвовать в приеме зачетов. Я понял, что мне нравится преподавать то, чем мы занимаемся, работать с ребятами. В своей деятельности я всегда руководствовался принципом: умеешь сам – научи другого.

- Что входит в Ваши обязанности?

  Занятия с курсантами по изучению типов парашютов, их тактико-технических характеристик, этапов укладки, чтение, разъяснение и контроль теории по особым случаям в воздухе, куда входят различные отказы и приземление на препятствия, чтение, разъяснение и контроль теории по навигации в воздухе, работе на круглых парашютах на точность и правильность приземления, что также необходимо для безопасности прыжков. Перевод полученных теоретических знаний в практические на тренажере парашютной системы и на аэродроме.

- Проходите ли Вы учебу? Как проходят занятия с инструкторским составом?

Моя учёба заключается в освоении новых типов парашютной техники. У нашего основного инструктора, Людмилы Васильевны, за плечами почти три тысячи прыжков. То, чему мы учим курсантов, является неизменной классикой основ парашютного спорта в силу фундаментальности тех знаний, которые даются на этом этапе, поэтому, если нет каких-то изменений в инструкциях, в занятиях с инструкторским составом нет необходимости.

- Есть у Вас мечта, где бы Вы хотели совершить прыжок с парашютом или высадить группу парашютистов?

Моя мечта – со своими курсантами совершить прыжок на набережную Петрозаводска и на остров Кижи в рамках соревнований «Кижские Купола», проведение которых пока приостановлено.

- Почему люди стремятся в небо?

По-моему мнению, небо символизирует для большинства людей невероятную в  степень свободы, какую только может испытывать человек. Пожалуй, больше ничто в действительности не может дать это чувство, как нахождение в просторах пятого океана нашей планеты, ведь находясь в нем, если предположить, что время этого нахождения не ограничено, можно оказаться в любой точке Земли. Что касается меня, то с первых моментов, когда я осознанно стал прикасаться к небу, я понял, что это мой дом. 

Интервью с Андреем Ильичевым также читайте здесь.

Фото из личного архива А. Ильичева 
Пресс-служба ПетрГУ

 Институт экономики и права

Адрес:
Учебный корпус №8 (ул. Ломоносова, 65), 202 каб.

Телефон(ы):
(814-2) 57-37-26

iel@petrsu.ru

https://vk.com/petrsu_iel

Последние новости