"О наследии Эдварда Гюллинга"



26 апреля 2021 года
Валерий Александрович Шлямин, советник при ректорате, научный руководитель Института североевропейских исследований ПетрГУ, дал интервью журналу Carelia. В интервью идет речь о первом руководителе Советской Карелии - Эдварде Александровиче Гюллинге. В ноябре 2021 года Эдварду Гюллингу исполнится 140 лет со дня рождения.

− Эдвард Александрович Гюллинг – первый руководитель советской Карелии" – первое отечественное издание о Гюллинге для широкого круга читателей. Это издание ПетрГУ. Не могли бы Вы вкратце рассказать, как родился и был реализован этот книжный проект.

− 21 февраля 2019 года я присутствовал на презентации книги "Воинская слава Петрозаводска" в Национальном музее республики. На это событие пришло более ста ветеранов труда и Вооружённых сил. Приветствуя рождение столь значимой для петрозаводчан книги, один из выступавших ветеранов  затронул тему подготовки к 100-летию Республики Карелия. Он с болью говорил о том, что у нас мало что известно об инициаторе создания и первом руководителе Карельской Трудовой Коммуны (позднее Республики) – Эдварде Александровиче Гюллинге. "Спросите у людей, идущих по набережной Гюллинга, кто это такой? Большинство не смогут дать вразумительного ответа. А в библиотеках столицы Карелии можно найти только одну книгу – сборник статей воспоминаний, подготовленный дочерью Э. А. Гюллинга, и изданную в 2011 году тиражом всего 100 экземпляров в Иркутске, да пару десятков статей об этом человеке", − сокрушался ветеран.

Признаюсь, меня крепко затронули его слова. Откровенно говоря, до этого момента не представлял, что к 100-летнему Юбилею республики мы можем оказаться без достойной научной публикации о жизни и деятельности выдающегося государственного деятеля Карелии. Вечером позвонил моему коллеге и товарищу, доктору исторических наук, профессору, директору Института североевропейских исследований Петрозаводского государственного университета Юрию Михайловичу Килину, и спросил  – не возьмётся ли он за проект подготовки сборника материалов об Эдварде Гюллинге?

Задача осложнялась тем, что книгу следовало подготовить к изданию не позднее апреля 2020 года. Поэтому единственно возможным жанром издания мог быть только сборник избранных, преимущественно не публиковавшихся ранее архивных документов, с соответствующими комментариями учёных. Юрий Михайлович, посвятивший долгие годы изучению периода становления советской Карелии, выразил готовность безотлагательно взяться за работу.

На следующий день обратился к ректору Петрозаводского государственного университета, профессору Анатолию Викторовичу Воронину с просьбой финансово поддержать  этот проект. Он без колебаний дал согласие. Было принципиально важно подготовить книгу как совместное с Правительством Республики Карелия издание. Поэтому, не откладывая в долгий ящик, встретился сначала с министром национальной и региональной политики РК Сергеем Викторовичем Киселёвым, а затем с Главой Республики Карелия Артуром Олеговичем Парфенчиковым. Руководство республики практически сразу же выразило готовность к сотрудничеству и финансовому участию в проекте.

Авторский коллектив в составе: Ю. М. Килин (руководитель проекта), В. В. Килина (составитель) при участии сотрудников Национального архива РК Н. А. Басовой, Е.В. Евсеевой, В. А. Марковой, Е. В. Усачёвой с энтузиазмом приступил к работе. Я обратился к послу Российской Федерации в Финляндии Павлу Маратовичу Кузнецову и директору Второго Европейского департамента МИД Российской Федерации Сергею Сергеевичу Беляеву с просьбой предоставить нашим составителям возможность ознакомиться с документами Архива внешней политики Российской Федерации, касающимися деятельности Э. А. Гюллинга. Дело в том, что вплоть до 1926 года в Наркомате иностранных дел СССР, в связи с особым статусом карельского приграничного автономного образования, действовала референтура по Карелии. Кроме того, в беседе с С. С. Беляевым высказал идею − в год 100-летнего Юбилея республики организовать в Финляндии Дни Карелии, в программе которых предусмотреть междисциплинарный научно-практический семинар "Север – наш общий дом". На этом семинаре, в частности, можно было бы провести презентацию нашей книги о первом руководителе советской Карелии. Эта идея была поддержана как МИДом России, так и Правительством республики. Будем надеяться, что задуманное сможем осуществить, когда исчезнет угроза пандемии коронавируса.

Моё участие в проекте довольно скромное. Главное в его реализации – это самоотверженный и кропотливый труд авторского коллектива. В сжатые сроки в Национальном архиве РК, в Государственном архиве РФ, Российском государственном архиве современной политической истории, Российском государственном военном архиве, Архиве внешней политики РФ  проделан  колоссальный объём работы по выявлению документов, их изучению, отбору и подготовке к публикации. Трудно переоценить личный вклад в создание сборника авторов предисловия и биографической статьи, докторов исторических наук, профессоров Ю. М. Килина и М. Кангаспуро (директор Александровского института Хельсинкского университета). На мой взгляд, выполнив этот проект, авторский коллектив совершил, без всякого преувеличения, научный подвиг. Я рад, что в декабре 2020 года профессору Ю. М. Килину присуждено звание "Лауреат года Республики Карелия", в частности, за издание сборника документов об Э. А. Гюллинге. Отдадим должное петрозаводскому издательству "Периодика", которому удалось выпустить книгу на высоком профессиональном уровне.

− Имя Э. Гюллинга неразрывно связано с созданием Карельской Трудовой Коммуны, с началом истории современной Республики Карелия. Как бы Вы оценили личность самого Гюллинга и связанный с ним период истории  Карелии?

− Впервые мне довелось узнать об Э. А. Гюллинге в конце 1960-х годов из бесед с отцом – Александром Николаевичем Шляминым, который в то время был одним из руководителей республики. Уже много позднее, в 1987 году, когда я приступил к исполнению обязанностей начальника Карельского республиканского управления статистики,  вновь соприкоснулся с личностью Гюллинга, обратив внимание на аналитические материалы карельских статистиков 1926 – 1929 гг.

Меня удивил высокий уровень культуры исследования, если принять во внимание, что статистическая служба того времени, действовала в очень тяжёлых условиях. Тем не менее, Правительству республики удалось сохранить в ней квалифицированных специалистов, преданных своему делу. Пользователями такой аналитики могли быть только основательно подготовленные люди. Главным пользователем обзоров и сборников карельских статистиков был председатель Совета Народных Комиссаров Автономной Карельской Советской Социалистической Республики  Э. А. Гюллинг – сам профессиональный экономист-статистик. С 1910 по 1918 год он, доктор философии (в современной терминологии – доктор экономических наук), работал приват-доцентом Хельсинкского университета, преподавал  курс экономической статистики. С 1912 по 1918 год работал статистиком столицы Финляндии.

Гюллинг в течение 10 лет избирался депутатом сейма (парламента) Финляндии и к 1918 году обладал солидным политическим опытом. Поэтому вряд ли стоит удивляться решению руководства советской России во главе с В. И. Лениным, которое весной 1920 года поддержало концепцию Гюллинга по созданию на территории Карелии особой коммуны. По мысли Гюллинга, Карельская коммуна имела бы право устанавливать свои порядки ведения народного хозяйства и организации просвещения, являясь в то же время частью советской России.   

Гюллинг в июне 1920 года был назначен первым председателем Революционного комитета Карельской Трудовой Коммуны, а затем вплоть до 1935 года возглавлял Правительство (Совет Народных Комиссаров) республики.  Он предлагал Москве сценарий ускоренного развития Карелии, используя элементы модели развития скандинавских стран и Финляндии, их прогрессивные технологии. В основу этого сценария была заложена идея форсированного развития лесопильного и целлюлозно-бумажного производства для сбыта продукции на внутреннем и внешнем рынках с одновременным ускоренным развитием энергетической и транспортной инфраструктуры, а также строительством предприятий чёрной и цветной металлургии. При этом он хорошо понимал, что без развития в крае высокопродуктивного животноводства, рыбного хозяйства и масштабного жилищно-коммунального строительства создание образцового автономного государственного образования на границе с Финляндией (а именно эта политическая цель Гюллинга, особенно на первых порах, импонировала советскому руководству) невозможно достичь поставленных целей.

Как бы не оценивали концепцию Гюллинга его современники и нынешние исследователи (большинство из них склонны относить идеи Гюллинга к утопическим), ему нельзя отказать в остроумии замысла. Карелия, обладавшая в 20-е годы налоговыми преференциями, пусть и не такими, о которых мечтал Гюллинг,  развивалась вплоть  до начала 1930-х годов довольно успешно. Важной особенностью автономии являлось то, что бюджет Карелии формировался не за счёт субсидий центра, а на основе доходов от собственной деятельности (главным образом за счёт лесной промышленности), а также частично , в размере 25%, от экспортной выручки, которыми республика распоряжалась самостоятельно. В этот период были построены: Кондопожская ГЭС, первая очередь Кондопожской  бумажной фабрики, несколько лесопильных предприятий, сотни километров автомобильных дорог. В Петрозаводске создали водопровод, организовали пассажирские автоперевозки.  

Безусловно, следует принять во внимание быстро менявшуюся внешнеполитическую ситуацию вокруг молодой советской России, угрозу военного вторжения в Карелию, сложные внутренние политические процессы в стране и регионе, формирующуюся мобилизационную модель экономики с усилением централизованного управления. Советское руководство, осознавая высокий риск развязывания против нашей страны войны, начиная с середины 30-х годов, сдерживало развитие промышленности и технической инфраструктуры в приграничных с Финляндией территориях. Таким образом, своеобразный эксперимент особого режима хозяйствования в Карелии был завершён.

Гюллинг уделял внимание развитию науки и культуры края. В 1931 году при его активном участии открылся Карельский государственный педагогический институт – первое высшее учебное заведение в республике.  Гюллинг являлся его преподавателем. В 1930 году был создан Карельский научно-исследовательский (комплексный) институт. Первым руководителем института с 1931 по 1935 год был действующий председатель Правительства Гюллинг. В эти же годы он входил в редколлегию журнала "Экономика и статистика Карелии".

Вклад Э. А. Гюллинга в создание, социально-экономическое и культурное развитие Республики Карелии трудно переоценить. Правительство Гюллинга не только преодолевало весьма сложные внешние и внутренние вызовы, угрозы и повседневные проблемы, но и обладало стратегическим видением развития республики, вело энергичный диалог с Москвой, довольно длительное время (примерно 7 лет) добивалось понимания и предоставления преференций. 

На призыв Гюллинга откликнулось, по данным карельских исследователей, около 15 тысяч финнов, прибывших в Карелию из Финляндии, Швеции, США и Канады. Многие из них обладали знаниями современных технологий, привезли с собой инструмент, а некоторые даже скот. Таким образом, в Карелии был успешно осуществлён, выражаясь современным языком, трансфер прогрессивного зарубежного опыта, знаний и технологий.

Хотелось бы также обратить внимание на умение Гюллинга привлекать для работы в Правительстве республики наиболее подготовленных людей – русских, финнов и карелов, многие из которых обладали незаурядными способностями.  Хотя, как мы знаем из архивных документов, территориальные и административные особенности, национальная структура населения  Карельской Трудовой Коммуны и имевшая поначалу место острая политическая борьба между сторонниками красных финнов и группой карельских руководителей за властные полномочия, серьёзно осложнили задачу по формированию СНК, Гюллинг смог справиться и с этой проблемой.

С учётом исключительно сложного периода в истории становления республики, когда её возглавлял Эдвард Александрович, не будет преувеличением оценить деятельность руководителя карельского правительства как выдающуюся. Более того, среди лидеров автономных образований и областей советской России 1920-х - 1930-х годов он, без сомнения, был одной из самых ярких фигур. Гюллинг имел европейский уровень образования и общей культуры, опыт научной деятельности, располагал широкими связями с деятелями социал-демократических партий Европы, парламентским опытом и знаниями экономиста, обладал обаянием и редкой способностью притягивать к себе людей, формировать управленческую команду из подготовленных специалистов. Согласитесь, такой руководитель республики является уникальной фигурой за всю её столетнюю историю.

− Как события¸ опыт, уроки этого периода повлияли на дальнейшее развитие Карелии, и насколько Гюллинг и его время актуальны для современников сегодня?

− Современные региональные управленцы приграничной территории должны хорошо знать политическую и экономическую историю нашего государства и Карелии,  в частности, опыт Правительства Гюллинга.  Это необходимо, чтобы сделать верные выводы о преодолении внутренних противоречий и консолидации интеллектуальных ресурсов республики на приоритетных направлениях развития региона, о методах выстраивания отношений с центром Федерации, о пользе использования экономического и технологического потенциала соседней Финляндии.

Сегодня нередко слышны голоса "квасных патриотов" России. На фоне стагнационных процессов в Европейском Союзе, а также обострения политического и экономического противостояния коллективного Запада и России они настойчиво твердят о том, что нашей стране незачем стремиться к сотрудничеству со странами-членами ЕС. По их мнению, найдутся и другие партнёры, например, в Азии. Однако эти горе-патриоты забывают, что, по меньшей мере, 500 лет россияне, вначале купцы, а позднее и отечественные промышленники, заимствовали в странах Западной и Северной Европы передовые для своего времени знания и технологии, инструменты и оборудование, а в XX веке  именно европейские страны были основными торгово-инвестиционными партнёрами России. Среди них у Финляндии весьма заметная роль. Ведь не случайно Эдвард Гюллинг намеревался максимально возможно использовать в Карелии элементы ведения хозяйства в Скандинавских странах и в Финляндии, где с конца XIX удачно осуществлялась селекция лучших в мире, наиболее приемлемых для Севера технологий в энергетике, лесной, деревообрабатывающей, целлюлозно-бумажной промышленности,  металлургии и сельском хозяйстве. За последние 70 лет наша страна в целом и Республика Карелия в частности сумели извлечь немалую выгоду от технологического партнёрства с финскими фирмами, осуществив сотни совместных проектов. Нам, жителям Карелии, достаточно вспомнить крупнейший совместный инвестиционный проект по строительству в неосвоенной местности Костомукшского горно-обогатительного комбината и города Костомукши и многие другие экономические, экологические и культурные проекты. Поэтому сегодня в интересах, как России, так и Финляндии, предпринять меры по восстановлению доверия между странами и продолжению взаимовыгодного сотрудничества.

Э. А. Гюллинг дал сильный импульс развитию образования, науки и культуры, что позволило заложить основы карельского научно-образовательного комплекса, который в настоящее время является наиболее сильным конкурентным преимуществом республики.  

Во многом благодаря Гюллингу  Карелия и сегодня обладает статусом республики в составе Федерации, хотя, конечно, удельный вес населения, принадлежащего группе финно-угорских народов, в национальной структуре населения республики в начале XXI века значительно ниже, чем 85-100 лет назад. Однако и в настоящее время республика в федеративных документах определена как геостратегическая территория, играющая важную роль в обеспечении целостности, национальной безопасности и социально-экономическом развитии нашей страны, её Северо-Запада.

Осмысливая концепцию Гюллинга 1920 года по созданию образцовой экономической модели автономного образования на границе с Финляндией, позволяющей осуществить форсированную модернизацию в Карелии и создать в крае многопрофильную экономику  с одновременным повышением уровня жизни людей, я пришёл к выводу, что идеи Гюллинга во многом схожи с концепцией китайского лидера Дэн Сяопина.

Напомню, в 1979 году, когда экономика Китая была в разрушенном состоянии после "культурной революции",  Дэн выдвинул идею воссоединения материковой части страны с Гонконгом, Макао и Тайванем и созданию особых экономических районов (с созданием максимально льготных условий для зарубежных инвесторов, с режимом офшорных зон) в самом Китае.  В основу этой идеи был положен принцип "одна страна – две системы". И она блестяще сработала. Всё задуманное китайским руководством удалось, за исключением присоединения Тайваня. Всего за 40 лет Китай превратился в самую мощную (по показателю валового внутреннего продукта с учётом паритета покупательной способности валют) экономику мира. В стране преодолена бедность.  

За 60 лет до появления инициативы Дэн Сяопина Эдвард Гюллинг предлагал советскому руководству, по сути, ту же самую идею, естественно, с учётом временных различий во внешних и внутренних обстоятельствах происходящего. Получилось так, что уроки периода Гюллинга востребованы в Китае, а не в СССР.

В последние годы существования Советского Союза, в постсоветский период в Российской Федерации, в частности и у нас в Карелии, неоднократно предпринимались попытки создать особый (преференциальный)  режим хозяйствования, особые экономические зоны (ОЭЗ), территории опережающего социально-экономического развития, что особенно оправданно в периоды преодоления кризисов.

Так, в декабре 1990 года, изучив концепцию создания первой в СССР ОЭЗ "Находка" на Дальнем Востоке, группа карельских экономистов, в которую входил и автор этих строк, разработала концепцию создания аналогичных ОЭЗ в приграничных городах Карелии Костомукше и Сортавала. Несмотря на то, что эта идея вызвала большой интерес, как в республике, так и в Финляндии, её не суждено было реализовать из-за болезненного процесса развала СССР. 

В 1991 -1992 гг., в условиях слабости федерального центра, Правительству республики удалось получить значительные налоговые и инвестиционные льготы. В результате в 1992  - 1994 гг. спад валового регионального продукта в РК был заметно меньше, чем в Российской Федерации, а экспорт товаров вырос в 3 раза. С укреплением центральной власти  в 1995 году закончилось действие федеральных преференций. Развитие внешнеэкономических связей карельских предприятий одновременно сопровождается постепенным вытеснением их с российского рынка из-за более высоких издержек производства  и повышенных транспортных расходов.

Другой не самой удачной попыткой Правительства РК получить преференции для промышленной площадки было анонсирование в 2019 году создания ОЭЗ в приграничном посёлке Вяртсиля, не подкреплённое  аргументированной концепцией специализации ОЭЗ и расчётами по созданию её инфраструктуры – дорог, инженерных сетей.  Естественно, эта идея не могла осуществиться.   

Предпринятым попыткам недоставало системного подхода в создании стабильной комфортной институциональной среды для инвесторов. Нормативная база  менялась в 1990-е – 2010-е гг. непозволительно часто, да и наши давние традиции административно-фискального вмешательства в предпринимательскую деятельность нередко отпугивали деловых людей.

Кроме того, придётся признать, что в условиях отсутствия до последнего времени взвешенной региональной политики, нацеленной на снижение избыточного различия в уровнях социально-экономического развития субъектов федерации, сложилась тенденция отставания Карелии в темпах социально-экономического развития от соседних территорий и Северо-Западного федерального округа в целом. На мой взгляд, недостатки в организации пространственного планирования не дали возможности Москве своевременно принять решение о выделении достаточных государственных инвестиций в инфраструктуру Карелии, как стратегически важного для страны субъекта федерации, связующего отечественные промышленные центры и порты в Балтийском и Баренцевом регионах. И только в последние годы появилась надежда на позитивные перемены. Вызрело понимание необходимости совершенствования стратегического пространственного планирования, да и деловой климат в стране и в Карелии заметно улучшился.  

Хотел бы отметить, идеи пространственного планирования в регионе, в частности, о поэтапной диверсификации экономики лесного края, сопровождаемой развитием  энергетической, транспортной и жилищно-коммунальной инфраструктуры; о создании достойных социальных условий для привлечения в малоосвоенные и неосвоенные территории республики трудовых ресурсов, над воплощением которых работало Правительство Гюллинга, и сегодня оцениваются  как вполне актуальные.

В 2020 году территория Республики Карелия, входящая в Арктическую зону Российской Федерации (АЗРФ), была существенно расширена. Практически вся Беломорская Карелия входит в АЗРФ – самую большую по территории ОЭЗ в мире. Возникла необходимость внести существенные коррективы в Стратегию социально-экономического развития республики с тем, чтобы усилить конкурентные преимущества региона, создать достаточные предпосылки для новых секторов экономики и особенно для того, чтобы переломить тенденцию оттока квалифицированных кадров и молодёжи из Карелии. Поэтому нам было бы полезно вновь вернуться к урокам Гюллинга и показать  федеральному центру, отечественным и зарубежным инвесторам способность создать в нашем регионе самые благоприятные условия для предпринимательства.

Интервью Валерия Шлямина редакции журнала Carelia. Опубликовано в журнале Carelia 2021 г. № 1. С.69-76 

 

Последние новости