Россия и Финляндия: столетие дипломатических отношений



25 января 2021 года
В.А. Шлямин, советник при ректорате, научный руководитель Института североевропейских исследований ПетрГУ, дал интервью на финском языке порталу OMAMEDIA в связи со 100-летием дипломатических отношений России и Финляндии.

Около 40 лет жизни Валерия Шлямина связаны с экономическим сотрудничеством нашей страны с Финляндией. Он поделился с нами своим видением значения экономической дипломатии в системе дипломатических отношений между Россией и Финляндией.

- Как Вы оцениваете роль экономической дипломатии в общей системе дипломатических отношений между Россией и Финляндией?

- Выскажу личную точку зрения, основанную на изучении истории мировой экономики и более чем 40-летнем опыте участия в советско-финляндском и российско-финляндском сотрудничестве. Масштабность и эффективность экономических отношений между государствами в решающей степени влияют на политические отношения между ними, культурные и научные связи.

В связи с этим вспоминается известный тезис В. И. Ленина "Политика есть сконцентрированное выражение экономики", с которым можно согласиться и сегодня.  Отсюда следует и роль экономической дипломатии в разветвлённой архитектуре дипломатических отношений. От того, насколько лидерам государств и экономическим дипломатам (к ним я отношу руководителей министерства иностранных дел, ведущих экономических ведомств, посольств и торговых представительств) удаётся выстроить стратегию внешнеэкономических отношений с учётом национальных интересов, а также с учётом потенциальной мотивации страны-партнёра, - зависит общий климат отношений между государствами. Безусловно, крупные государства и союзы государств, защищая и продвигая свои интересы на глобальном рынке, влияют на малые государства, как через трансграничные корпорации, так и не гнушаясь методов прямого политического воздействия.

Несмотря на то, что в последние годы искусственная политизация международной экономической жизни приобрела гипертрофированные масштабы и формы, особенно после известных событий 2014 года, я по-прежнему убеждён - экономические отношения составляют фундамент и каркас всего комплекса внешних связей. 

Говоря о советско-финляндских отношениях, хотел бы отметить роль послевоенных президентов Финляндии Юхо Кусти Паасикиви и Урхо Калева Кекконена, которые, заботясь о безопасности и процветании своей страны, выбрали курс на добрососедство и сотрудничество с СССР. Это могли сделать только выдающиеся политики, обладающие волей и стратегическим видением. Отдадим должное и советскому руководству того периода, для которого добрососедство с Суоми было важно как политически, так и экономически, как пример плодотворного сотрудничества государств с различными общественно-политическими системами. В основу добрососедства был положен прагматический подход и  принцип экономической взаимовыгоды. 

СССР, а 1991 года Российская Федерация с неизменно проводят политику добрососедства по отношению к Финляндии. В свою очередь, президенты Финляндии  по-прежнему придерживаются линии Паасикиви-Кекконена во взаимодействии с Россией. Обе стороны только выиграли от этого и вот уже более 70 лет показывают пример всему миру.

 -  Вы дважды работали в Торгпредстве нашей страны в Финляндии.  С какими изменениями в дипломатических отношениях двух стран Вам довелось столкнуться после второго назначения?

- Должен сказать, что первый раз меня командировал в  советское Торгпредство в  Финляндии строящийся Костомукшский горно-обогатительный комбинат на четыре года, с 1978 года по 1982 год, в качестве инженера-приёмщика строительных конструкций и оборудования. Это был период, который в Финляндии получил название "Золотой век Восточной торговли", когда Суоми, в значительной степени благодаря бурному росту торговли с СССР и серии крупных совместных инвестиционных проектов, совершила прорыв в своём развитии. Эта страна к середине 70-х годов превратилась из послевоенной аграрно-промышленной в высокоразвитую индустриальную страну.

Торговля между странами тогда велась в соответствии с долгосрочными межправительственными соглашениями  с использованием клиринга – системы безналичных расчётов за поставленные товары и оказанные услуги, основанные на зачёте взаимных обязательств, сбалансированных ежегодными межправительственными протоколами. При этом клиринговый рубль оценивался в 0,67 доллара США. Для своего времени клиринг был в целом прогрессивной системой, которая позволяла участникам внешнеэкономической деятельности по обе стороны границы планировать развитие экспортно-ориентированных производств, а экономическим дипломатам своевременно обеспечивать подготовку взаимоприемлемых долгосрочных соглашений и контролировать ход их исполнения.  Используя клиринг, СССР закупал в Финляндии высококачественные товары и услуги для модернизации своей промышленности.  Импорт некоторых высокотехнологичных товаров был возможен только из Финляндии.  Эта страна в отличие от других западных торговых партнёров СССР осуществила с нашей страной целый ряд совместных кооперационных проектов в энергетике, металлургии, транспортном машиностроении и арктическом судостроении. По экспертным оценкам, на рубеже 70-х и 80-х годов  торговля с СССР составляла до 15% валового внутреннего продукта (ВВП) Суоми. Советский Союз прочно занял первую строчку в рейтинге стран − крупнейших торгово-экономических партнёров Финляндии.

На фоне благоприятного развития торгово-экономических отношений между СССР и Финляндией в ФРГ, США и Швеции в начале 70-х годов вошёл в оборот термин "финляндизация", который, по мысли инициаторов, должен был на примере Финляндии служить примером того, как страны - торговые партнёры СССР лишаются независимости во внутренней и внешней политике. Однако попытки западных политиков повлиять на финское руководство и деловые круги этой страны свернуть российско-финляндские экономические отношения потерпели неудачу.

Я, как представитель советского предприятия-заказчика и как служащий торгпредства – части дипломатической миссии СССР, работал с финскими фирмами и проектными организациями в доброжелательной обстановке. Атмосфера доверия в экономических отношениях сложилась на всех уровнях контактов, от лидеров государств до рядовых специалистов. Эту атмосферу не нарушил даже ввод ограниченного советского воинского контингента в Афганистан в декабре 1979 года. Хотя, конечно, в политических отношениях появились заметные озабоченности.

Совершенно другая ситуация сложилась в 1991 году, после развала Советского Союза. Российская Федерация без подготовки решила отказаться от монополии государства на внешнюю торговлю и от клиринговой торговли, заявив о переходе на рыночные методы хозяйствования и внешней торговли. В результате традиционные хозяйственные связи в значительной мере были утрачены. В 1992 году объём двустороннего товарооборота упал более чем в 2 раза. В январе 1995 года Финляндия вступила в Европейский Союз, делегировав Брюсселю существенную часть своих внешнеэкономических полномочий.

Поэтому, когда в январе 2003 года я прибыл в Хельсинки в качестве руководителя Торгового представительства Российской Федерации, то, конечно, изменения в политических и экономических отношениях между странами-соседями были видны, как говорят, невооружённым глазом. В 2004 году, после расширения ЕС и НАТО на восток, в Финляндии активизировались националистические организации реваншистского толка, что вызвало некоторое, правда, непродолжительное охлаждение политических отношений между нашими странами. В тот момент политическому руководству стран-соседей удалось предотвратить негативный сценарий развития экономических отношений.

Безусловно, Финляндия, как малая европейская страна, заинтересована в участии в европейском интеграционном процессе, в доступе на ёмкий рынок ЕС, к его институтам и ресурсам поддержки регионального развития. Вместе с тем во взаимоотношениях с Россией Финляндия должна постоянно оглядываться на Брюссель, не претендуя на сохранение "особых" отношений с восточным соседом, которые были возможны во времена существования СССР. Естественно, финны хотели бы максимально использовать преимущества своего экономико-географического положения на границе с Россией.  Этим объясняется финская инициатива политики "Северное измерение" Евросоюза, с которой они выступили в сентябре 1997 года. Финляндия хотела бы быть своеобразным плацдармом по освоению богатых природных ресурсов  Северо-Запада РФ для ЕС. При этом финны рассчитывали получить солидные внешние инвестиции из ЕС в создание соответствующей транспортной и технической инфраструктуры. Финская инициатива в целом была поддержана ЕС, однако, без создания новых финансовых  инструментов. И только в 2006 году была создана система равноправных партнёрств Евросоюза с Россией в "Северном измерении".

На этом фоне и Россия, и Финляндия настойчиво совершенствовали институты двусторонних экономических отношений, снимая таможенные, налоговые, административные  препятствия и бюрократические барьеры. Эффективно действовала Российско-Финляндская межправительственная комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству, своеобразным секретариатом которой с российской стороны было Торгпредство России в Хельсинки.

 Торгпредство, как важный элемент российской экономической дипломатии,  работало на стыке совмещения интересов российской и финской сторон в контактах с органами исполнительной власти. Одновременно Торгпредство оказывало содействие российским предпринимателям в продвижении отечественного не сырьевого экспорта, финским инвесторам в российскую экономику, а когда это было целесообразно, поддерживало российские  инвестиционные проекты в Финляндии. При этом поддерживали связь с администрациями более чем 40 регионов нашей страны, которые  были заинтересованы в системном взаимодействии с финскими партнёрами.

Как правило, встречали доброжелательный подход финских коллег. Однако в 2000-е годы Россия и Финляндия уже не смогли достичь того высокого уровня инвестиционного взаимодействия и производственной кооперации, который был в начале и в середине 80-х годов. Отчасти это объясняется жёсткой конкурентной средой на рынке Финляндии, как страны-члена ЕС, а также несовершенством институциональной среды (законодательной базы) экономического взаимодействия и сохраняющимися различиями в культуре предпринимательства.  И всё же до 2013 года двусторонняя торговля развивалась довольно успешно (за исключением кризисного периода 2009-2010 гг.)

- Сложнее  ли стало Вам, в бытность торгпредом, устанавливать связи с Финляндией и реализовывать проекты после 2014 года?

- Да, должен признать, что события на Украине 2014 года, давшие повод коллективному Западу выступить против России с чередой непрекращающихся санкций, значительно ухудшили деловой климат российско-финляндских отношений. США и под их влиянием Евросоюз решили путём экономических ограничений оказать давление на Кремль и заставить Россию отказаться от не устраивающей Вашингтон и Брюссель внешней политики. Наша страна была вынуждена принять ответные меры.

На мой взгляд, выбор Западом модели взаимоотношений с Российской Федерацией с позиции силы, уже в 2014 году означал возобновление холодной войны со всеми вытекающими последствиями. Об этом я прямо сказал в своём докладе на международном форуме "Саймаа Саммит" в Савонлинне  30 июля 2014 года. Финляндия, как законопослушный член Евросоюза, до сих пор последовательно следует санкционным курсом Брюсселя. Это принесло и нам, и финнам чувствительные экономические потери. Непосредственные потери в торговле от санкций, тем не менее, я бы оценил не более чем в 15% от совокупности всех издержек.

Основная проблема заключается в потере доверия.  Беспрецеде́нтная русофобская кампания, развернувшаяся на Западе, захватила и Финляндию. Даже некоторые мои старые финские друзья и знакомые стали спрашивать у меня: Россия не собирается нападать на Финляндию? Банки Финляндии стали отказывать российским компаниям в кредитовании бизнеса, боясь санкций со стороны США. Возродились старые стереотипы и мифы о мнимой российской угрозе. Именно по этой причине не состоялись сотни больших и малых контрактов. Бизнес по обе стороны границы, но особенно в Финляндии, под гнётом негативного информационного потока, в котором полуправда соседствует с откровенной ложью, не может с уверенностью предвидеть даже ближайшее будущее. Таким образом, политические риски стали наиболее весомым фактором в сдерживании двусторонней торговли. Коронавирусная пандемия ещё более осложнила экономические отношения меду нашими странами. По этой причине объём двусторонней торговли в 2020 году сократился примерно на треть.

Однако я оптимист. Опыт показывает, что в кризисные времена появляются не только вызовы и угрозы, но и более выпукло видны новые возможности для развития. Например, для российско-финляндского экономического сотрудничества открываются новые перспективы сотрудничества в Арктике. К слову, в 2020 году заметно расширилась карельская территория в Арктической зоне Российской Федерации. Сегодня практически вся Беломорская Карелия входит в АЗРФ. Только что принята новая Стратегия развития АЗРФ до 2035 года, в соответствии с которой приграничные с Финляндией  Республика Карелия и Мурманская область будут развиваться ускоренными темпами. Зная о потенциале финских университетов и фирм в арктических технологиях, можно с уверенностью вести переговоры об участии Финляндии в российской программе развития АЗРФ, используя, в частности, начинающееся в 2021 году двухлетнее председательство России в Арктическом совете.

В нашей общей истории россияне и финны преодолевали и более серьёзные проблемы. Мы накопили знания друг о друге. В нашем активе уникальные успешные совместные проекты. Наши Президенты не прерывают диалог всё это время. Надеюсь, что, как и прежде, здравый смысл и прагматичный подход позволят нам возродить доверие. 

Статья доступна на финском языке.

По материалу портала OMAMEDIA 

Последние новости